Форекс Агрегатор


О регулировании курса валюты, процентной ставке и возможностях нацбанка

| Нет комментариев

Интересный текст от Марии Репко, которая пытается относительно просто и доходчиво объяснить наши реалии:

"Как простыми словами объяснить людям сложные вещи? Как это сделать в условиях, когда оппоненты умело оперируют простыми, как кувалда, тезисами о коррупции, воровстве, обвале гривны, преступном сжигании резервов, убийстве бизнеса высокими процентными ставками? Может ли (и должен ли) человек, за которым не стоит ни партийный, ни коммерческий интерес, пытаться сформировать общественное мнение? Или это бессмысленная борьба с ветряными мельницами, где экономист заведомо проиграет политику, и туда не стоит даже соваться?

Вот выбор, который делают экономисты сейчас в скандале вокруг НБУ. Множество таких выборов мы все делаем каждый день, на профессиональном жаргоне их называют «трейдофф». Например, на прошлой неделе вы оказались под проливным дождем в легком костюме и подхватили простуду. Теперь вы пьете чай с малиной, а ваша мама по телефону рассказывает вам, как вы себя не бережете. Мама, конечно, права (мамы всегда правы), но она не знает, что случился пожар, и вы просто выскочили как были: выбрали риск промокнуть вместо риска получить ожоги.

Такие же трейдоффы существуют в монетарной политике, про них написано бесчисленное множество научных трудов. Постараюсь просуммировать их простыми словами и на примере ошибочных и правильных, с моей точки зрения, решений НБУ.

Существует понятие «трилемма монетарной политики» или «невозможная троица» - оно описывает примерно такой трейдофф. Согласно трилемме, страна не может одновременно поддерживать сразу три вещи: 1) собственная монетарная политика, то есть управление процентной ставкой центробанка и денежной эмиссией; 2) фиксированный валютный курс; 3) свободное движение капитала. Таким образом, когда от Нацбанка требуют одновременно снизить ставку, обеспечить стабильность гривни, не сжигать валютные резервы, и тем самым запустить экономический рост и высокую занятость – это противоречит базовым экономическим механизмам.

В открытой экономике процентные ставки отображают объективный уровень риска невозврата долгов. Повышение процентных ставок в разгар валютного кризиса остановило девальвацию – до этого доллары покупали, взяв гривны в кредит по низкой ставке, не соответствующей реальному уровню риска, и повышение ставки убрало это несоответствие.

Уровень риска можно снизить с помощью структурных реформ, улучшения бизнес-климата, снижения коррупции. Но этот риск невозможно снизить простым решением НБУ поменять процентную ставку. Если просто понизить процентные ставки - при прочих равных условиях ослабится гривня. Для примера, если ставка по долларовому депозиту, скажем, 8% годовых, по гривневому – 15% годовых, и разница в ставках более-менее корректно отображает риски – то снижение ставки по гривневому депозиту до 8%, долларовый просто станет гораздо более привлекательным – ведь объективный риск для доллара ниже, а доходность будет такой же. В итоге люди будут покупать за гривню доллары, чтобы положить их на депозит, соответственно, спрос на доллар вырастет, и гривня ослабнет.

НБУ может, конечно, какое-то время играть против рынка и продавать доллары из резервов, чтобы удовлетворить спрос на валюту. Так происходило в 2014-2015 годах, когда курс пытались удержать именно продажей валюты из резервов. Задним числом стало понятно, что Нацбанк пошел против цунами и в итоге обнаружил себя в апреле 2015 года с официальными резервными активами на уровне $5,6 млрд. Примерно так же печально закончились попытки игр с рынком для центробанка Таиланда в период азиатского кризиса 1998 года. Интервенции могут (и должны) гасить пиковые колебания, для этого центробанк покупает валюту в резервы в моменты превышения предложения валюты над спросом - чтобы было что продать в моменты пиковой нагрузки. Но интервенциями невозможно и не нужно останавливать фундаментальные девальвацию или, наоборот, укрепление валюты.

Еще одним вариантом действия для НБУ было бы «закрыть» экономику - ввести полный запрет на покупку долларов (у нас были введены знаменитые «драконовские» ограничения). Но в условиях Украины (как и любой другой страны – Венесуэла, Узбекистан, даже СССР) – это приведет (да и уже привело) к возникновению черного рынка и простому уходу транзакций в тень. Наше унаследованное с 1993 года валютное регулирование создало, наверное, худший из возможных форматов – квази-закрытые потоки капитала. То есть вывести нелегально деньги легко, не только олигархам и коррупционерам, но даже просто среднему бизнесу, а заводить «белые» инвестиции в страну никто не хочет, поскольку официально и легко вывести их нельзя. Так что в стране, где любое уважающее себя предприятие имеет несколько офшоров, а государство неспособно противостоять даже нелегальным операциям обменников, говорить о варианте полного закрытия движения капитала не приходится даже теоретически, что хорошо. Но лучше было бы сделать наоборот – открытое (а не квази-закрытое) движение капиталов означает, что механизм процентной ставки начинает работать не только против оттока денег, но и на их приток. На фоне отрицательных ставок в Европе украинские 15-20% очень привлекательны. Не будь валютных ограничений, иностранные инвесторы могли бы вкладывать в гривневые инструменты, не опасаясь, что не смогут вывести капитал обратно, и курс бы почувствовал толчок к укреплению, а ставки для удержания курса не пришлось бы поднимать так высоко.

В Украине инструментами чистой монетарной политики сейчас ситуацию радикально исправить нельзя. И экономический рост, и высокая занятость сейчас вопрос структурных реформ. Если стабилизировать государственные финансы и перестать накапливать долги, снизится риск государства и, соответственно, процентная ставка по государственному долгу. Если начать расходовать каждую бюджетную гривню с умом и максимальной отдачей – можно будет снизить налоги без ухудшения уровня жизни населения. Снижение налогов вкупе с отменой ненужных, устаревших и коррупционных норм регулирования бизнеса запустят инвестиционный климат и принесут инвестиции. Краеугольным камнем в фундаменте таких реформ должны быть суды и судебная система: вопрос, «отожмут» у тебя в какой-то момент бизнес или нет – ключевой для долгосрочного инвестора, не важно, американец этот инвестор или украинец. Снизится риск – снизятся процентные ставки – вырастут инвестиции – укрепится экономика.

Но открывать рынок и управлять процентной ставкой можно и нужно. Задача политики Нацбанка сейчас – обеспечить свободное движение средств по текущему счету и свободное движение капитала, ослабив административное давление на бизнес, убрать фактор теневого рынка, оффшорного оборота гривны и вернуть операции в фискальную плоскость хотя бы частично. Процентная ставка должна в целом отвечать рискам (то есть не быть заниженной или завышенной слишком долго или слишком сильно, хотя ее можно использовать как стимулирующий инструмент), а интервенциями можно сглаживать пики, следуя политике гибкого курсообразования".

(отсюда).

http://tyler78.livejournal.com/732880.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Обязательные поля отмечены *.